Sergei Vavinov’s Journal

<< Previous 20 entries

Edward Scissorhands, субъективное
В рамках изучения творчества Тима Бёртона (вроде он достаточно безумен, чтобы стоило узнать о нём побольше) посмотрел Edward Scissorhands. Объективно это, наверное, хороший фильм. Но есть три субъективных момента, из-за которых лично мне смотреть его было тяжело.

1. Igry. Это такое несуществующее слово, которое означает дискомфорт, который испытываешь, когда видишь, как кто-то попадает в неловкое положение. Некоторые люди это самое igry совсем терпеть не могут, лезут на стену. Я могу такое смотреть — но без удовольствия, для меня это минус.

2. Беззащитность главного героя. Незащищённость перед внешним миром (да и перед самим собой), с которой ровным счётом ничего нельзя сделать. Как я понимаю, бывают люди, которых хлебом не корми — дай посочувствовать какому-нибудь несчастному персонажу, над которым автор издевается семь книг подряд, ощутить пронзительную отчаянность его положения. У меня это приятных мурашек по коже не вызывает. Нет, мне не обязательно, чтобы все персонажи были сильными и железобетонными; но для того, чтобы полюбить этот фильм, кажется, нужно любить испытывать жалость.

3. Произвольная грань между фантастикой и реальностью. Жанр фильма — сказка (причём, как оказалось, рождественская). В сказке всегда есть фантастические элементы, которые надо принимать как есть, без лишних вопросов. Но в Edward Scissorhands, в отличие от кучи других сказок, мне никак не удавалось составить в голове консистентную модель тамошнего мира. А нет модели — не получается suspension of disbelief, не получается избавиться от чувства, что всё это неправдоподобно. Граница между тем, что персонажи фильма считают естественным, а чему удивляются, на какие вопросы нужно давать ответы, а какие оставить как есть — слишком невнятна. Такая каша из волшебства и обыденности допустима, если жанр — притча. Кажется, люди, которым нравятся притчи, готовы терпеть любые несуразности описываемой реальности, если за этим чувствуется Высший Смысл (я раньше зачем-то любил притчи, а сейчас терпеть не могу). Но незачем всякую хорошую сказку делать притчей, она от этого потеряет.

4 комментария | оставить комментарий

misc., антропологич.

В последнее время много занимался длинными задачами. Длинными в том смысле, что какое-то решение надо принять сейчас, а результат будет очень нескоро. И за это время можно успеть ещё что-то придумать на случай, если результат окажется не тот. И таких задач много и они взаимосвязаны.

В делах* очень важно, чтобы все нужные роли были заполнены людьми. Т.е. чтобы необходимость этих ролей осознавалась, и чтобы люди знали, что это и это – их ответственность. Это даже важнее чем то, насколько хорошо они эти роли выполняют. (* чтобы не говорить «работа» или «бизнес»)

Чтобы успевать всё важное, надо перестать заниматься неважным. Это тривиально; но по ходу дела может быть непросто понять, что именно менее важно (в т.ч. в свете первого наблюдения в этом посте). Придумал браться за всё подряд, чтобы всё менее нужное само отваливалось, но есть побочные эффекты.

Когда весь в делах, можно здорово настроить себе мозги в плане целеориентированности. Из человека, всего этого сложного человека с мозгами, организмом и эмоциями, по сути делается автомат по достижению целей. Утешает то, что автомат творческий.

В книге “What Einstein Told His Cook: Kitched Science Explained” автор сообщает две вещи. Во-первых, что cacao и cocoa это разные вещи (cacao это когда когда говорят про растение, а cocoa это про то, что получается из его бобов: cocoa powder и cocoa butter). Во-вторых, что белый шоколад это не шоколад (я так и знал): в нём нет cocoa solids, есть только cocoa butter, да и последнее нередко заменяют на какое-нибудь обычное растительное.

У меня от природы два blessings: почти никогда не болит голова, и я почти всегда оптимист. Хотя вторым пунктом я скорее обязан не природе, а Черчиллю (“I am an optimist. It does not seem too much use being anything else.”).

Для минимально комфортной жизни в квартире нужны, по большому счёту, две вещи: хороший матрац и хорошие колонки. Это из бытовых предметов, разумеется.

С тех пор, как я прочитал у Павича про девушек с быстрыми глазами и ленивыми волосами, я всех пытаюсь проверять на соответствие этому определению. Оказалось, крайне редкое сочетание. А недавно я узнал, что на английский «ленивые волосы» перевели как languid hair, и как это теперь понимать – решительно непонятно.

Трудности перевода при общении с иностранными партнерами начинаются с трудностей перевода между русскими разработчиками и менеджерами.

Оч.люблю цивилизованную одежду. Всякие там горные лыжи и сноуборды это здорово, а во флисовых куртках тепло – но как же хорошо после этого опять одеться по-городскому!

Забавно, как люди, которые не делают каких-то вещей, потому что «нельзя» (например, не ругаются матом), в какие-то моменты решают, видимо, осознанно, что «сейчас, в этом контексте можно», и начинают это делать.

Мне кажется большим успехом, что за последнее время я смог не научиться очень многим вещам. Т.е. не создавать себе иллюзии, что я-де это выучил и всё про это знаю и понимаю. Иногда это, правда, мешает действовать.

В том году попробовал (полунесерьёзно, конечно) стать специалистом по вину. Концепция вроде красивая, но это сколько же надо пить! Я за весь тот год всего бутылок десять успел продегустировать. Да и друзья, снабжавшие вином по оптовым ценам, внезапно уехали в Австрию.

10 комментариев | оставить комментарий

Итого
В этом году я перелистнул несколько страниц своей жизни, которые длились много лет, и с которыми я долго не понимал, что делать. В частности, это вылилось в развод в конце лета.

У меня в голове есть такая заморочка, что нельзя просто вырывать прошлое из своей жизни, его нужно уметь как-то принимать и оставлять частью себя. Потому что иначе вместо сознания и идентичности получится рваное лоскутное одеяло. На этот раз всё тянулось тяжело, неприятно и просто-таки неприлично долго, но – в итоге разобрался. В жизни стало меньше запятых и многоточий, и больше точек. И вы представляете – от этого буквально всем и сразу стало лучше.

Терпеливость и умение сохранять спокойствие – оказывается, ужасные черты. С ними можно долго не замечать и подавлять в себе дискомфорт, а он никуда не девается, а время идёт. Вся эта история была очень humbling experience в том смысле, что я узнал про себя куда больше нового, чем рассчитывал. Мне кажется, очень своевременно.

Были и другие итоги, но их как-то неинтересно на таком фоне перечислять, т.к. они совсем про другое :-)

С новым годом!

13 комментариев | оставить комментарий

Об истории мысли
Ко мне приехал Amazon Kindle, и я, наконец, всерьёз приступил к чтению ротбардовской «Истории экономической мысли» (электронная версия была опубликована давно, но читать книги с экрана у меня не получается). Обычно, пишет Ротбард, книги об истории экономической науки начинаются примерно с Адама Смита, поскольку до него всё-де было совсем глухо. Но эта книга берётся за дело раньше: аж с греков, методично выискивая в работах видных мыслителей ранних эпох хоть какие-то ростки экономической теории — а на А. Смите заканчивается лишь первый том. Особое внимание уделяется «прото-австрийским» идеям: тем мыслям, которые позже нашли более полное выражение в работах экономистов австрийской школы XIX-XX вв. Таким образом, чтобы оценить книгу в полной мере, полезно иметь какое-то знакомство — или по крайней мере интерес — к «австрийскому» взгляду на мир. Впрочем, насколько я могу судить по первым главам, для получения удовольствия от книги это совершенно необязательно.

В этих темах — «история такой-то мысли» — для меня есть что-то завораживающее. Если у меня возникает интерес к какому-то теоретическому вопросу, история возникновения этого вопроса, разные подходы к нему и линии аргументации меня могут увлечь даже больше, чем собственно ответ :) Взять, например, ростовщичество, феномен долгового процента. История процента — это история объяснений, почему его быть не должно. Чуть ли ни с начала времён разные люди обосновывали то, почему это негодное явление, которое надо то ли запретить из-за неестественности и аморальности, то ли изрядно ограничить. В частности, в XIII веке был такой теолог William of Auxerre, который, среди прочего, объяснял неестественность и греховность взятия процента тем, что это-де «плата за время» — а время общее, и брать за него плату нехорошо. Забавно, обращает внимание Ротбард, что эта формулировка очень близка к объяснению феномена процента, которое позже предложат австрийцы в XIX веке: процент это плата за временные предпочтения. Люди больше ценят какое-то благо сейчас, чем такое же благо в будущем, потому и готовы доплачивать за это.

Знаете, что здесь потрясающе? То, что это уже XIII век. За полторы тыщи лет существования вопроса — это первое упоминания чего-то, хоть как-то похожего на временные предпочтения. До этого разные исследователи перечисляли всякие другие аспекты, которые могли бы объяснить или оправдать появление процента: деловые риски, штрафы за запоздавшую плату etc. А такую элементарную (как нам сейчас кажется) вещь — упускали из виду. Может быть, конечно, кому-то это и приходило в голову, просто мы об этом не знаем; но в книге-то рассматриваются работы самых видных умов, людей, которые полжизни посвятили исследованию этих проблем. Как они могли так долго проходить мимо очевидных объяснений?

Такие вещи меня очень цепляют. Мне вообще нравится узнавать что-то про то, как на самом деле работает мир, но не все способы изучения одинаково годны. Как правило, книги по истории у меня идут со скрипом. Но если начать смотреть на происходящее с т.зр. того, как это воспринимали разные люди, что у них творилось в головах, как их идеи ориентировали и направляли их деятельность — тут я утопаю в книге до утра.

9 комментариев | оставить комментарий

О стипендиях
В принципе это разные вопросы: (1) из каких источников и в каком объёме финансировать обучение студентов; (2) по каким принципам распределять часть этих денег в виде стипендий. Ответ на второй вопрос неоднозначен, в нём есть место для разных подходов. Разные вузы могут ставить себе разные цели: в улилитаристской формуле «максимум образования для максимума людей» некоторые могут больше ориентироваться на первый максимум, некоторые на второй — и схемы выплачивания стипендии получатся разные, и вообще там есть место для частных экспериментов, а не абстрактных теоретизирований.

Но когда ответ на первый вопрос гласит «из налогов», проблема политизируется, ведь речь о расходовании публичных средств. А значит, нужны единые цели, единые программы, единые на все случаи критерии, единая борьба с коррупцией -- в целом, появляется желание тщательно спланировать единое правильное решение, вместо того, чтобы определить принципы и границы, и предоставить остальное частной инициативе. То есть, появляется склонность к большей унификации, чем предполагает здравый смысл, а стремление к унификации здорово ограничивает пространство возможных решений.

Впрочем, даже в случае публичного финансирования образования нормальная дискуссия об этом в принципе возможна, хотя пока в России с этим и беда. zt написал про это заметку; к сожалению, она изложена весьма витиеватым языком, но зато к ней прилагается твиттер-версия, которую вполне можно процитировать: «Стипендии студентам станут нормальными, когда государство отменит призыв и определит, какое число домохозяйств в стране готово оплачивать высшее образование детям само».

2 комментария | оставить комментарий

24

Некоторое время назад я пытался смотреть сериал «24». Ну, там про то, как сотрудник одного секретного антитеррористического учреждения ловит террористов. Фирменная черта этого сериала — он идёт почти в реальном времени. В каждом сезоне 24 серии, каждая — если считать вместе с рекламой — идёт час и на экране, и по сюжету. Чтобы это подчеркнуть, каждые десять минут нам показывают напряжённо тикающие часы.

Что им удалось совершенно блестяще — это показать, как параллельно происходит много разных событий. Кто чего знает, а кто не знает, и пытается действовать исходя из неверной информации; кто где находится; кто куда не успевает; и кто до кого не может дозвониться, потому что пять минут назад села батарейка в телефоне. За это им честь и хвала. Всё очень динамично, серии пролетают мгновенно.

Естественно, такой превосходный suspense получается не бесплатно: сюжет очень быстро становится невероятно дырявым. Причём дыры не огромные, в духе того, что-де такой террористический заговор бессмысленен и невозможен (это жанр такой, здесь приняты такие допущения про устройство реальности), и не мелкие, на которые можно закрыть глаза и домыслить по-своему (мол, тут сценаристы ошиблись, но мы легко это исправим). Дыры ровно такого размера, от которого нельзя отстраниться, потому что они отвлекают внимание своей вопиющей нелепостью и несоответствием никакой логике. (Был один момент, где строго-настрого велели убить кого-то, и даже приставили людей, которые это проконтролируют, а в итоге... не буду вдаваться в детали, в общем, и не убили, и не проконтролировали.) Второй большой недостаток -- фантазия сценаристов предсказуемо закончилась уже к концу первого сезона, второй был ещё хуже, а третий я даже смотреть не стал.

Вообще я хотел про другое рассказать. Про Джеймса Бонда и South ParkСвернуть )

8 комментариев | оставить комментарий

Почитал тут не в ЖЖ один спор между хорошими знакомыми про вчерашние события на Манежной (ну, понятно: «это просыпается народное самосознание» vs. «это зловещий оскал национализма»).

Очень бросилось в глаза, что вот они, социальные сети par excellence: обсуждение сложного вопроса мгновенно уходит от содержательной части, со скучным методичным раскладыванием по полочкам, к конкретным личностям участников спора. Значимыми вопросами оказываются: кто прав, кто с кем согласен, кто говорит так только потому, что он из «таких-то» и т.д. Как писал зануда Оскар Уайльд, люди интереснее принципов.

Места, где в комментариях можно почитать интересные дискуссии, не очищая их непрерывно от личных склок — очень редки, и обычно требуют от хозяина усилий по поддержанию планки. Как в жизни.

+1Свернуть )

10 комментариев | оставить комментарий

О wikileaks
  1. Как я понимаю, никто не опровергал подлинность публикуемых документов.
  2. На сайте New York Times в первый же день появилась статья «The Decision to Publish», которая меня заинтересовала чуть ли не больше всего прочего в этой истории. Они там пишут, что запрашивали у администрации Обамы советов по тому, как редактировать материалы перед публикацией («с чем-то согласились, с чем-то нет»), после чего разослали эти рекомендации со своими комментариями другим новостным агентствам, включая wikileaks. На самом сайте wikileaks написано, что они-де запрашивали у US Department of State заголовки документов, которые им следовало бы отредактировать особенно тщательно, но им эту информацию предоставить отказались.
  3. Про Ассанжа буду неоригинален: не нужно относиться к нему как к герою, нужно относиться как к репортеру. Про человека, допустившего утечку, можно обсуждать, нарушил ли он контракт и т.д. А к Ассанжу может быть не больше претензий, чем к тем же Guardian'ам с Der Spiegel'ями. Разумеется, не всякую информацию следует публиковать бездумно — но wikileaks, по крайней мере, по их заявлениям, так и не поступают. (И судя по уровням доступа документов ожидать чего-то невероятного не стоит.)
  4. Заметка zt про то, что мы ничего нового не узнали, и мир вообще довольно устойчив, забавна тем, что её можно не читать, т.к. уже из первых строк всё понятно. Но я всё равно дам ссылку, так как мне очень понравилось название.
  5. Почему PayPal, Amazon и т.д. отказали wikileaks в своих услугах — это очень интересные кейсы, мне непонятные. Непонятные в том смысле, что я не понимаю конкретный механизм, как это произошло, какой именно риск для своего бизнеса они в этом увидели, что решили так поступить. Про РФ могу себе это представить, но про штаты слишком мало знаю.
  6. DDOSить сайты MasterCard и т.д. из-за таких вещей не следует. И символически это, боюсь, воспринимается не как «мировая общественность в едином порыве высказала возмущение...», а как «какие-то хакеры в отместку похакали сайты» (что, в целом, правда). Интересно это исключительно как пища для рассуждений о кибервойнах будущего, и о том, как они будут не похожи на это. Тем не менее, надеюсь, что у людей, устраивавших эти атаки, всё будет в порядке.
  7. avva рассказал очень увлекательную теорию про шифропанковские корни wikileaks. (Слишком у него всё гладко вышло. Очевидно, что он сам выложил этот текст по их распоряжению, чтобы отвлечь нас от чего-важного, что они на самом деле затевают!) В один присест прочитал два небольших архива там по ссылке; интересно, как они обсуждают различие "leak" vs "ethical leak". Я когда-то давно интересовался шифропанками, но в основном это вылилось в изучение их FAQ (который я ещё потом хотел покритиковать с анархо-капиталистической т.зр., но забросил эту затею), а от их рассылки я довольно быстро отписался.

14 комментариев | оставить комментарий

О языках и nosql
К http://ailev.livejournal.com/884614.html?thread=8654214#t8654214

Аналогия между языками и not-only-sql интересна. По большому счёту, за последнее время возникло не так уж много языков, на которых можно писать большие системы (всякие java да c++ до сих пор крепко сидят на своих местах). И возникающие nosql системы — это во многом эксперименты в разных местах треугольника CAP (в котором на самом деле не только три вершины, а ещё и куча промежуточных вариантов), из которых неизвестно какие окажутся более успешными.

Общее между этими историями то, что искусство пошло в массы. Оказывается, обнаруживают эти массы, для новых языков ещё огромное непаханно поле. Оказывается, половину старого доброго хаскелля можно внедрить в привычные языки. Оказывается, можно на завтрак есть свои DSL. Оказывается, можно самостоятельно переизобрести половину того, что в мире RDBMS давалось единым комплектом, чтобы, например, платить за масштабирование постепенно, а не сразу. Или чтобы перекроить раздел территории между «своим» кодом и stored procedures. Т.е. будущее ещё не наступило, но коммодитизируется много того, к чему раньше мало кто притрагивался — фундамент укрепляется.

оставить комментарий

О музыке
Мы запустили music.yandex.ru. Заходите и слушайте!

Развивать его будем долго, старательно и с удовольствием — пожелания и комментарии всячески приветствуются :-)

49 комментариев | оставить комментарий

Вещные и обязательственные права в древнем Риме

belan пишет: «Обмен титулами собственности всегда был частным случаем договора».

Это напомнило мне про интересную особенность права в древнем Риме, про то, как там различались вещные права (в первую очередь право собственности) и обязательственные права. Для сделок с собственностью издавна существовали те или иные устоявшиеся юридически признанные формы передачи (типа mancipatio — передача «в руки», при свидетелях, ударяя кусочком меди или монетой по весам). А вот обязательственное право долгое время было в очень недоразвитом состоянии. То есть, была некоторая возможность купить или продать что-то, но заключить об этом юридически значимый договор было намного сложнее.

Из «Истории Римского права» Покровского:

Различие между вещным и обязательственным правом ярче всего выступает в тех случаях, когда предметом обязательства является также какая-нибудь определенная вещь: например, я продал вам такую-то лошадь. Договор продажи сам по себе еще не дает покупщику вещного права собственности, а лишь создает в его лице обязательственное право требовать от продавца передачи вещи. Если, несмотря на это, продавец продает ту же вещь другому лицу и передаст ее ему, то первый покупщик будет иметь право требовать от продавца возмещения своих убытков от неисполнения договора; на самую же вещь он никаких прав не имеет, ибо вещного права, непосредственной юридической связи с нею, простой обязательственный договор не устанавливает: он связывает лицо с лицом, но не лицо с вещью. Для установления этой последней — вещно-правовой — связи необходим особый акт передачи (traditio).
В некоторых ситуациях обязательственное право вытекало не из договоров, а из деликтов (т.е. как возмещение ущерба). А в ряде случаев вообще не было правовых способов добиться выполнения обязательств — но невыполнивший объявлялся infamis, бесчестным, и это ограничивало его возможности в будущем оспаривать сделки в суде. Т.е. могли возникать вполне реальные проблемы, как юридически разрешать ситуацию «заплатил продавцу, а тот не поставил товар». Понимание договора купли-продажи как нетривиального двустороннего обязательства возникло отдельно и позже.

ещё несколько цитатСвернуть )

6 комментариев | оставить комментарий

О системной инженерии и agile
Прослушал я тут пять лекций по системной инженерии, которые читает ailev.

Вот интересно, там постоянно подчёркивается, что системная инженерия это про то, чтобы принимать важные решения как можно раньше в жизненном цикле системы, чтобы потом не переделывать (и какими методами этого добиваться). В то время как теоретики agile ставят акценты ровно наоборот: «defer decisions to the last responsible moment».

Понятно, что и те, и те, хотят избежать rework. Но, видимо, первые много обжигались на том, что важные решения принимались слишком поздно (и вели к большим переделкам, т.к. были связаны с другими, уже принятыми ранее решениями, которые тоже приходилось пересматривать), а вторые обжигались на том, что важные решения принимались слишком рано, и потом связывали по рукам и ногам и не позволяли гибко реагировать на новые изменения. (Где «новые изменения» — это, конечно, те самые «важные решения, которые стали принимать слишком поздно», против чего и предостерегали системные инженеры.)

Вопрос в том, можно ли (для данной системы, с имеющимися методами...) гарантировать, что весь кластер взаимосвязанных важных решений удастся сосредоточить в начале жизненного цикла системы. Если надежда есть, то, конечно, берём водопадный системно-инженерный подход — и вперёд. В конце концов, это тавтологически истинно: если все решения, принятие которых может потребовать rework, принять заранее, то потом rework-а не будет. Но если в действительности добиться этого нереально (ряд важных решений обязательно потребуется позже), а действовать исходя из того, что это возможно — риски rework вырастут очень сильно.

42 комментария | оставить комментарий

Out of the Tar Pit, FRP
(про программирование)

Недавно в рассылке clojure один человек задал вопрос, как лучше моделировать data associations. Мол, так пробовал, эдак пробовал — всё неудобно, научите меня, гуру, как это по-правильному, по-функциональному. На что функциональные гуру ему ответили: о-о, брат, это ты ему столкнулся с так называемой real world problem ;-)

Потом, впрочем, дали ссылку на интересную статью «Out of the Tar Pit», про functional relational programming (see also http://lambda-the-ultimate.org/node/1446), с несколько неожиданным вниманием к реляционности (привет, Vietnam of computer science). Статья длинная, поэтому я её на всякий случай законспектировал.

Начинается всё про борьбу со сложностью в ПО. Основные проблемы: state и control. Автор рассматривает три подхода: объектно-ориентированное, функциональное и логическое программирование, у них получаются разные implications для этих двух проблем, со своими понятными проблемами (OO инкапсулирует state, control произвольно размазывается, ФП отвергает state, ЛП отвергает control, но в реальности приходится идти на компромисс (прологовский cut) и т.д.).

Далее он разделяет сложность на essential (inherently присутствующую в решаемой проблеме, как она видна для пользователя) и accidental (которая возникает из-за ограничений используемой среды или из-за всяких там оптимизаций). Читать дальше...Свернуть )

14 комментариев | оставить комментарий

Об азбучных истинах
Навеяло прослушиванием интервью с разными экономистами ("пришла пора отбросить старые и т.д. и разработать отвечающие вызовам нового и т.п.") и чтением дискуссий типа http://akteon.livejournal.com/83532.html?thread=2950220#t2950220

Интересная вещь у этих [мейнстримовских] экономистов с «учебниками». В обычных дисциплинах слова «да это в любом учебнике написано» обозначают прописные истины, то, с чем никто не спорит, и что любой, связанный с этой дисциплиной, безусловно должен знать и с чем соглашаться. В современной же экономической науке базовые учебники заполняются, среди прочего, огромным количеством ерунды — всякие упрощённые модели, которые мало что отражают в реальном мире, но приводятся «для иллюстрации» (и которые в последующих курсах, конечно, будут уточняться и усложняться, снабжаясь дополнительными формулами). В результате отсылка к азбучным истинам «из учебника» не помогает нащупывать общую почву, а, наоборот, воспринимается как непрофессионализм. Мол, что вы мне в букварь тыкаете, не понимаете, что ли, что там неправду для детей пишут.

27 комментариев | оставить комментарий

О лоббировании

http://bfm.ru/news/2009/07/23/skajp.html

«Большая тройка» сотовых операторов предлагает ограничить действие IP-телефонии в РФ. Они объясняют это тем, что голосовая связь неподконтрольна для прослушивания силовиками. Но истинная причина — борьба за деньги IP-телефонии.

Чудесная эволюция тоталитаризма: мол, они объясняют это необходимостью прослушивания, но мы-то знаем, что дело в деньгах.

В классическом случае они бы говорили про anticompetitive behaviour, market failure или ещё какую-то ерунду, из которой бы вытекала необходимость немедленно зарегулировать — а мы бы про себя думали: ага, ФАПСИ разбушевалось.

А тут всё наоборот: прослушивание силовиками — это не стыдливо скрываемая истинная причина, а, наоборот, уважительное и легитимное оправдание. Более приемлемая, чем частное лоббирование.

10 комментариев | оставить комментарий

О моделях

Фрагмент о поворотной точке в экономической науке в середине прошлого века, из статьи Peter Boettke «Where did economics go wrong? Modern economics as a flight from reality» (стр. 9):

Модели стала отводиться ключевая роль независимо от того, использовалась ли она меньшинством, полагавшим, что рыночная экономика аппроксимировала модель, или большинством, полагавшим, что капитализм отклонялся от модели достаточно серьёзно, чтобы оправдать значительное государственное вмешательство. В обоих случаях формализм вёл к утопизму. Либо (в глазах меньшинства) реальность идеализировалась так, чтобы приближаться к модели; либо (в глазах большинства) реальность становилась дистопией, лишённой свойств динамической адаптации, а утопические свойства небрежно приписывались интервеницям, нацеленным на то, чтобы привести реальность в соответствие с моделью. В обеих разновидностях формализма отсутствовало признание любых вариантов кроме «всё — или ничего». Либо реальный мир являл собой пример статического равновесия, либо не мог достичь этого состояния без толчка со стороны государства. Промежуточные варианты, представленные реальными институтами приспособления к неравновесию [real-world institutions of adjustment to disequilibrium], выпали из поля зрения, потому что в модели было только равновесие.

Т.е., интересная получается картина: придумали некоторую модель, затем разделились на две группы. Первая говорит, что модель хорошо описывает реальность, вторая говорит, что реальность надо подталкивать к модели. При том, что сама модель не годилась для описания ни действительного, ни желаемого положения вещей.

5 комментариев | оставить комментарий

О частичном резервировании и прочей порнографии

Всё никак не соберусь написать про то, что я узнал, дочитав книгу де Сото. Тем временем написал несколько комментариев по теме у inadia:

* * *

Уже все, наверное, слышали про то, что американская порноиндустрия попросила у конгресса $5 миллиардов на преодоление кризиса. В одной «австрийской» рассылке участников немедленно предупредили:

The first person to say anything about a porn industry bailout having an effect on the size, shape, or elasticity of any curve will be censored by the list-mgr.

3 комментария | оставить комментарий

Абсолютный слух

Вот интересно, можно ли развить у себя абсолютный музыкальный слух? Относительный слух у меня есть — если мне назвучать тонику, то могу напеть или распознать остальные ноты в тональности. Подбираю со слуха нормально, если модуляции не совсем запутанные. Как его дальше развивать — понятно. А интересно именно абсолютный слух, чтобы по звуку сразу тон определять.

В википедии что-то неопределённое написано, но общий вывод довольно скептический — если с детства не подвергался специальному музыкальному воздействию, то потом если и получится, то уже не то:

It has been shown possible to learn the naming of tones later in life, although some consider this skill not to be true absolute pitch. Although it has been shown possible to learn to identify pitches, keys, and everyday sounds later in life, no training method for adults has yet been shown to produce abilities comparable to naturally occurring absolute pitch.

Понравилось сравнение (там же): способность распознавать тона — это как способность распознавать цвета. Люди ведь как-то обучаются узнавать, что вот этот цвет — синий, а тот — зелёный; со звуком должно быть аналогично. Правда, опять же, обучаются этому ещё в детстве. Совершенно невозможно представить себе, как во взрослом возрасте можно не знать названий основных цветов (если, конечно, с глазами всё в порядке). Но зато понятно, как можно выучить название какого-то нового оттенка и научиться его узнавать.

12 комментариев | оставить комментарий

Интервью с де Сото

http://www.chaskor.ru/p.php?id=1195 — интервью с де Сото про кризис, золотой стандарт и банковское дело со 100% резервированием (взято conceptualist'ом).

оставить комментарий

План Корлеоне

А тем временем итальянская мафия, заработав за последний год 70 млрд. евро, расширяет кредитование мелкого бизнеса:

Газета Financial Times пишет, что, по данным ассоциации владельцев магазинов Confesercenti, 180 000 мелких компаний обратились к гангстерам-ростовщикам, частично из-за того, что кредитный кризис сказался на банковском кредитовании.

Некоторые новости выглядят забавно, потому что мы тут, в России, в общем-то, и сами давно догадывались, но не ожидали, что у этого дела итальянские корни:

Недавно обвинители сообщили Financial Times, что Европа всерьез недооценивает географическое распространение влияния мафии, которое расширилось до российской торговли нефтью и банков.

А некоторые фрагменты статьи с минимальными исправлениями можно хоть сразу вешать на mises.org:

«Экономический кризис сделал мафиюправительство еще более опасным», - признает Марко Вентури (Marco Venturi), председатель ассоциации.
...
В отчете подчеркиваются недавние опасения борцов с мафиейгосударством по поводу того, что криминальные бандычиновники расширяют свою деятельность и входят в такие сферы, как торговля, туризм, ресторанный бизнес, строительство, отработка мусора и здравоохранение.
...
«МафияПравительство воспользуется слабостью и неопределенностью в экономике, чтобы усилить свои позиции. Необходимы решительные действия», — говорит Вентури.

оставить комментарий

<< Previous 20 entries