Sergei Vavinov (svv) wrote,
Sergei Vavinov
svv

Jesús Huerta de Soto

В первых главах своей книги Хесус Уэрта де Сото рассказывает о том, что исторически вклады до востребования и срочные безотзывные вклады были принципиально разными видами вкладов. Отличались они и по сути, и по правовой природе. Срочный вклад — это фактически займ банку. Он означает, что вкладчик отказывается от потребления настоящих благ, передавая эту возможность заёмщику (банку). Такой вклад всегда оформляется на определённый срок и подразумевает выплату процента — компенсацию вкладчику за воздержание от потребления.

Вклад до востребования же по сути является договором иррегулярной поклажи (такое вот смешное слово). Регулярная поклажа — это как в камере хранения: сдаю вещи, плачу комиссию за хранения, забираю именно их же когда захочу. Иррегулярная поклажа — это нечто похожее, но она актуальна для хранения однородных взаимозаменяемых предметов: зерна, нефти, золотых монет, банкнот и т.д. Клиенту неважно, получит ли он точно те же товары, важно, чтобы они были такие же и в том же количестве. Благодаря этому хозяин склада может сократить издержки на хранение, перемещение и может застраховаться от потерь.

В этом случае обязательством кладовщика — или, в случае денег, банкира — является хранение оговоренного количества вещей в немедленной доступности для клиента. В отличие от договора займа, договор иррегулярной поклажи не требует указания срока хранения, не подразумевает выплаты процентов (скорее наоборот — вкладчик оплачивает услуги хранения) и не означает отказа вкладчиком от потребления настоящих благ — поскольку вклад всегда доступен ему для использования.

Использование банкиром полученных на хранение (а не в качестве займа) средств для своих целей исторически считалось жульничеством, ведь чтобы гарантировать доступность денег всем вкладчикам необходимо всегда поддерживать 100% запасов. Де Сото приводит несколько объяснений, почему стёрлась грань между вкладами до востребования и срочными безотзывными вкладами.

Во-первых, конечно, сыграла свою роль жадность банкиров (или, ранее, ювелиров, принимавших на хранение золото и пр.): обычно вкладчики не приходят за своими вкладами все сразу, почему бы не пустить часть их собственности в дело? Банкиры понимали, что дело это подсудное, но жадность брала верх.

Во-вторых, в средние века некоторые религии запрещали давать в долг под процент, и в обход этого придумывались юридические хитрости. Банкир берёт деньги будто бы на хранение, а затем якобы не может вернуть их по первому требованию и платит за это «штраф» — завуалированный процент. В идее процента нет ничего плохого, это просто отражение временных предпочтений контаргентов — но эти серые схемы здорово запутали историю вопроса.

В-третьих, даже если банкир не хотел тратить чужие деньги без спроса, местные властители нередко убеждали (или даже «убеждали») их выдавать им кредит в обмен на привилегии — снятие обязательств поддерживать 100% резервы. Причём так как характер у властителей был непостоянный, некоторые банкиры предпочитали превентивно инвестировать хранимые деньги в какой-нибудь бизнес — это давало больше шансов однажды получить их назад.

Со временем такая — изначально откровенно жульническая — практика распространилась очень широко, привилегии банков (в отличие от других видов складов) держать менее чем 100% резервы узаконились. И сейчас, по де Сото, получается ситуация, что вкладчики, внося деньги на вклады до востребования, рассматривают их как деньги, которые они в любой момент могут взять и потратить — и банки, со своей стороны, тоже рассматривают их как деньги, большую часть которых они могут немедленно выдать в качестве кредитов.

Дальше по книге де Сото рассказывает, как такая система с частичным резервированием приводит к кредитной экспансии, необеспеченной добровольными сбережениями, к нарушению межвременной координации деятельности экономических агентов, к искажениям структуры капитала, ошибочным инвестициям, периодам unsustainable роста — и неизбежным рецессиям — в соответствии с австрийской теорией экономических циклов. (А до последних глав, где он предлагает практические шаги по переходу к золотому стандарту и 100% резервированию, я ещё не дочитал.)

Мне вот интересно, действительно ли вкладчики и банкиры настолько по-разному воспринимают вклады до востребования? Наверняка ведь очень многие имеют представление, что в наше время практически ни один банк не держит 100% резервов (формальные требования по минимальным резервам зачастую составляют лишь несколько процентов) и, в отсутствие внешней помощи, неизбежно рухнет в случае массового набега вкладчиков. То есть тут всегда есть элемент азартной игры — ставка на то, что этот банк «крепче» других, что в случае чего именно этому банку государство поможет, что сейчас «тихие» времена, в случае чего успею забрать деньги и т.д.

Действительно ли люди одновременно понимают, что их вклады идут на (потенциально) рискованные инвестиции, и при этом не сомневаются в своём праве получить вклад даже если банк обанкротится? Интересно, есть ли исследования на эту тему — что, собственно, в головах у людей.

* * *

Был сегодня на лекции автора книги в ВШЭ, спасибо alex_k за наводку. Она совершенно ужасно переводилась на русский язык. Перевод был последовательный (т.е. всё время прерывал докладчика), очень медленный и очень неточный. «Legal tender» превратилось в «системы тендеров», «money supply» в «деньги, которые поступают в банки», «национализация частных денег, золота» в «национализацию частных банков» и т.д. Думаю, для тех, кто не знает английского, доклад выглядел откровенной галиматьёй :-)

В итоге де Сото едва успел рассказать половину того, что планировал. И не успел ответить мне про то, есть ли какие-то специфически австрийские рецепты, что государство может сделать, чтобы как-то смягчить кризис, не запуская одновременно нового цикла -- в ситуации, когда роспуск ЦБ на повестке дня не стоит

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 13 comments