Sergei Vavinov (svv) wrote,
Sergei Vavinov
svv

24

Некоторое время назад я пытался смотреть сериал «24». Ну, там про то, как сотрудник одного секретного антитеррористического учреждения ловит террористов. Фирменная черта этого сериала — он идёт почти в реальном времени. В каждом сезоне 24 серии, каждая — если считать вместе с рекламой — идёт час и на экране, и по сюжету. Чтобы это подчеркнуть, каждые десять минут нам показывают напряжённо тикающие часы.

Что им удалось совершенно блестяще — это показать, как параллельно происходит много разных событий. Кто чего знает, а кто не знает, и пытается действовать исходя из неверной информации; кто где находится; кто куда не успевает; и кто до кого не может дозвониться, потому что пять минут назад села батарейка в телефоне. За это им честь и хвала. Всё очень динамично, серии пролетают мгновенно.

Естественно, такой превосходный suspense получается не бесплатно: сюжет очень быстро становится невероятно дырявым. Причём дыры не огромные, в духе того, что-де такой террористический заговор бессмысленен и невозможен (это жанр такой, здесь приняты такие допущения про устройство реальности), и не мелкие, на которые можно закрыть глаза и домыслить по-своему (мол, тут сценаристы ошиблись, но мы легко это исправим). Дыры ровно такого размера, от которого нельзя отстраниться, потому что они отвлекают внимание своей вопиющей нелепостью и несоответствием никакой логике. (Был один момент, где строго-настрого велели убить кого-то, и даже приставили людей, которые это проконтролируют, а в итоге... не буду вдаваться в детали, в общем, и не убили, и не проконтролировали.) Второй большой недостаток -- фантазия сценаристов предсказуемо закончилась уже к концу первого сезона, второй был ещё хуже, а третий я даже смотреть не стал.

Вообще я хотел про другое рассказать. Первый сезон «24» был про убийство видного политического деятеля, а во второ масштаб террористического заговора был эскалирован: на Ближнем Востоке есть некоторая страна, или даже несколько, правительство которого (предположительно) покрывает террористов, пытающихся взорвать атомную бомбу посреди США. То есть, по степени угрозы это вполне себе уровень бондианы: глобальный конфликт, спасаем мир.

И что же вы думаете: за время всего сезона персонажи ни разу не произнесли названия этой зловещей страны! :-) Бородатых людей в чалме — показывали, телефонные переговоры президента с ними — показывали, но называть страну — нельзя, это страшное табу. Диалоги очень смешные получались, когда по всеми признакам должно было прозвучать название, но не звучало (в комедиях в таких случаях используют отбойный молоток за окном, включающийся в неожиданные моменты). Даже вымышленного названия не предложили.

Во времена Джеймса Бонда всё было как-то проще: прямо говорили, мол, вот мы, хорошие, а вот — СССР, Китай, Корея или кто там у них был — они, мол, плохие. Мы так это видим, и нечего тут стесняться. Это часть романтики бондианы: такой уж у нас мир из двух половинок, или вы с ними, или с нами — выбирайте свою сторону в холодной войне. А здесь по сути-то то же самое: кристально очевидно, кого считают хорошим, а кого плохим — но ни в коем случае нельзя произносить это вслух. (Спасибо, что в викиликс замазывают только имена, а не страны — такие стерильные шпионские страсти были бы совершенно невыносимы.)

В South Park была одна серия, где должны были показать Мухамеда в юмористическом контексте. Телеканал велел авторам мультфильма вырезать этот фрагмент, те долго сопротивлялись, но в последний момент махнули рукой и заменили этот фрагмент текстом, мол, мы тут хотели изобразить Мухамеда, но нам запретили. В полном соответствии с анекдотом про «протокол запрещает мне называть лорда N жирной свиньёй, поэтому я не стану этого делать». В «24» получился похожий эффект.

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 8 comments